?

Log in

No account? Create an account
когда я вижу Селику, мое сердце сжимается. Словно я встретила человека, которого любила на последнем дыхании, и с которым рассталась.

Nov. 26th, 2011

и, вроде бы, с первого взгляда, кажется, что не было этих 23 месяцев.
наутро - бутылки из-под шампанского, открытые баночки с ананасами (увы мне, увы! ...баночки!) и красной икрой, стоящие под кроватью красные туфли на каблуке рифмой жмутся к икре. Шоколадного цвета норковое манто небрежно валяется в кресле, истощая смысл происходящего его размножением. Истлевшие свечи то тут, то там. На кровати - я.
Я сплю. Допустим, обножив левый сосок.

плач ребенка. Сердито открываемые двери.
Возвращайся, Виточка! Слышишь?! Возвращайся.

Моя рецензия на «Афише»

Марина Абрамович. В присутствии художника

В отсутствии художника

У Марины Абрамович, несомненно, - гениальная воля к эксперименту. И гениальное чувство свободы.

Она - на фото и видеозаписях своих перформансов - невероятно убедительна. От нее, от того, что она делаЛа - даже через пленку, фотобумагу и проектор - идут мощнейшие энергетические волны, вызывающие в памяти, прежде всего, героический образ Жанны д'Арк, образ христианских мучениц и советской школьницы Зои Космодемьянской. В то же время практически все перформансы так или ина... Читать полностью

 Вита Нестерова 02.11.2011 15:24:00 · Хорошая рецензия? · Спасибо! Спасибо!
О выставке: Все рецензии

спокойной ночи


я себе это позволила, да. 
расплакалась, разрыдалась над "зеленой каретой". как подросток.
плакала, пока одна, на кровати. колыбельная - плакальная. думала: ее можно - любимому навсегда человеку. 
думала, я - медвежата и ребята.

и снова плакала
как будто оплакивала что-то 
невесомую, прозрачную, звенящую подковами радость 





а картинка, как будто, про другое)



Раэбэрн. 'Его преподобие Роберт Уолкер катается на коньках на озере Даддингстон Лох' 1794

прецедент экзистенции

Мне очень хочется закурить. Такое утро.

Спасительное от экзистенциального, общественно-полезное, которое вплотную вжимается в меня уже более года, сделало паузу и зачем-то покинуло меня на час. И я чувствую сквозняк внутри, такое огромное пространство, где опознаваемыми призраками скользят франконосый большеглазый велосипедист и старушки - "Трио из Белльвилля" - и синеглазый, с копной ярко-рыжих курчавых волос Дансворд из второго моэмовского ряда, и какой-то коридор общежития в Западной Европе, и Бог-космонавт, и розовые от безысходности глаза белокурой Джастин, крепко держащей за руки свою сестру и маленького племянника... Ее голоса не слышно в голубом испепеляющем неотвратимом гуле прекрасной Меланхолии.

Еще какие-то минуты, и все утихнет, видения сгинут, внутренний лофт трансформируется в двухкомнатную квартиру с вспузыренным старым неотмываемым линолеумом, кругом будет множество вещей, совершающих безастановочный круговорот через стиральную машинку, раковину, губку с моющим средством в ящики и шкафы с той или иной долей аккуратности, а также не совершающих никакого круговорота, а просто требующих упокоения в мусорных мешках...пылесос,  ведро и половая тряпка, деньги на тумбочке, чтобы купить мяса и сделать котлет, телефон, чтобы звонить в больницы, ключи от машины и документы, чтобы туда ехать, верхняя одежда, чтобы гулять на детской площадке.

Но когда он просыпается, все выглядит совсем другим. И я снова счастлива.

Я "ухожу в кошечку", скользя грудью по дешевому линолеуму танцпола
белый каблук блондинки по диагонали от меня разрезает воздух и чиркает прямо перед моим лицом.

Через мгновение я уже выключена из танца.  облизываю губы и смутно припоминаю то ощущение.
Положение жертвы камуфлирует тихое хищническое сладострастие, жгущее все сильнее вместе с привкусом крови во рту. Я стою у зеркальной стены и рассматриваю кровавый пунктир, от которого через неделю не останется и следа.

Оленьи глаза со "стрелками" Джины Лоллобриджиды  глядят на меня сочувственно и вопросительно. Я машу рукой и улыбаюсь. Пустяки, ничего страшного. 

И действительно. Я цела, как никогда. Синхронизируюсь, двигаю бедрами, кувыркаюсь, встаю на "мостик", запрокидываю голову... Потом переодеваюсь, прощаюсь со всеми и иду к метро мимо магазинов нижнего белья и летних площадок кафе на Центральной улице.

У меня есть мятная карамелька и томик прозы Хорошего Английского Писателя. Отличная компания, чтобы добраться до дома.
 я пишу этот пост ночью, обнимая в темноте любимое тело, закрыв глаза, конструируя текст.
мысль струится из прошлого.

когда я так любила тихие залы с шуршащими шагами - от рамки к рамке - и шепотными комментариями 

так любила неуютные большие кинозалы, с дерматином обитыми креслами, с плохим звуком. Черно-белые движущиеся картинки. Светопись.

так любила Москву, по которой ходила пешком - и в промежутках спускалась в подземку. Так любила Москву из окон трамвая - зеленые ветки густо льют рябую зеленую тень, бьют по стеклу, залитому солнцем

Время было плотнее.
Я так любила эту плотность. Я так ласкала ее. упруго раскачивалась на ее  качелях, в ее руках, в ее колыбели.
Я носила ее под нижним бельем, пила, когда было жарко. 
Это она стояла со мной в подворотне, когда я курила, дрожа от пьяной бессонницы и отчаяния.
 
Плотность рассеялась.
Превратила вино в прозрачную чистую воду.
 
Я лежу в темноте.  моя поза проста и грациозна. Все ясно, как никогда. Я обнимаю любимое тело. 

 

ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ

 

Вижу твою убегающую спину в защитном зеленом, в молодой зелени, будущем даре Поднебесной, накануне Вербного Воскресенья. 
Рядом с метро живо, и лица людей как будто проявляются от взгляда на нас.

Андерсен, весь в голубом и с синими глазами, танцует в коляске, держась за мои ладони. Мы стоим посреди улицы и смотрим на твой картинный от волнения бег.

Через пять минут после того, как я напечатаю это, ты взлетишь, через пять часов - приземлишься в городе, где набожные уйгуры торгуют  со своих тележек ростками бамбука в мандариновом соусе.

Мне будут сниться желтые сны.

Днем я буду усаживать твоего сына в  кресло, где он дремлет под рык мотора, буду снимать с нежного, в белом пухе затылка шапочку и всю дорогу буду  сама петь ему песни.

Ты вернешься через пять дней, оставив Поднебесной свою старую шкурку,  в красном.
 
Камера не зафиксирует деталей. Камера будет панорамировать. 
 
 
внимать иероглифам цветовых пятен
 
пульсирующих в ритме биения сердца

Arizona Dream

Моя рецензия на «Афише»

Аризонская мечта

Тот факт, что фильм Кустурицы "Arizona Dream" провалился в прокате, по меньшей мере удивляет, поскольку слагаемых коммерческого успеха в картине предостаточно.

Во-первых, голливудские звезды - Джонни Дэпп и Фэй Данауэй - в главных ролях. На это продюсерами первоначально и делалась ставка.

Во-вторых, пикантная сюжетная линия с любовным треугольником, подразумевающим любовь юного героя к зрелой женщине и намечающаяся связь то го же молодого человека с дочерью возлюбле... Читать полностью

Profile

vita_nesterova
Кислород

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow